Дуатография

Вечера, дамы и господа, да озарит ясный свет ваши умы. Меня зовут Валентин Венедиктович Монх, я исследую феномен смерти во всех его многообразных, удивительных, зачастую совершенно неочевидных на первый взгляд проявлениях, и сегодня вкратце расскажу о результатах этих изысканий. Важно отметить, что речь пойдёт о строгой естественной науке, проверенной множеством экспериментов, а не просто личных мнениях, наподобие философских и, тем более, религиозных догадок. Разумеется, я изучаю эту тёмную сферу далеко не в одиночку, и слева от главного экрана вы можете видеть список имён моих коллег, которые будут подсвечиваться при упоминании разработанных ими концепций.

И сразу уточню, что назвал такие области знания тёмными вовсе не за мрачные коннотации в человеческой культуре. В сравнении с тем, что обычно предлагают вам священники, наши открытия очень даже оптимистичны. Однако истина по большей части остаётся для нас покрытой мраком. Современная наука Альянса ещё лишь начинает постигать природу смерти и жизни после неё - насколько такие архаичные понятия вообще могут быть здесь уместны. А чтобы полноценно картографировать загробные миры, для чего изначально и нужна дуатография, в них вначале необходимо научиться не только заходить, но также контролируемо возвращаться, сохраняя память. Впрочем, обо всём по порядку.

Для начала запомни, что никогда не умрёшь. Такое даже теоретически невозможно, хотя на практике всё, конечно же, сложней. Осознать эту идею поможет довольно простой и очевидный логический фокус. Возможно, тебе доводилось слышать заявления тех, кто вышли из комы или испытали клиническую смерть, что на всё это время они словно переставали быть вообще. Многие из них после такого опыта утверждались в мысли о том, что после настоящего умирания мозга подобное состояние будет длиться вечно, и, значит, никакого посмертия не бывает. Но так ли верны их выводы? Вне зависимости от того, провели ли они в беспамятстве несколько секунд или десятки лет, весь этот срок пролетел для них как одно краткое мгновение, а затем существование возобновилось. А значит, вечность небытия заведомо невозможна, она так или иначе окончится, причём всё произойдёт неуловимо быстро. В общем, если осознаёшь себя, то существуешь необратимо, как аксиома реальности.

Однако это касается только твоего «я» ещё не совсем понятной для нас природы. Некоей точки восприятия, которая совершено не привязана к конкретным телу, душе, эйдолону, другим аспектам воплощения или разума и даже тому крайне абстрактному сознанию, которое ты сейчас ощущаешь. Она представляет собой гораздо более общее явление, твою фундаментальная сущность. Так называемый атман, который нигде не находится, а просто есть. Уничтожить его, судя по всему, в принципе невозможно по вышеуказанной причине. Но даже если это не так, ты наверняка просто очнёшься как некий гипотетический архатман за границами известной нам реальности и продолжишь жить дальше уже там.

Главная проблема заключается именно в том, что к атману не приделаны память, личность, принципы мышления и всё остальное, что делает тебя именно тобой, современной версией твоей идентичности. То есть при смерти тела, души и тому подобного всё это останется внутри, а ты начнёшь новую инкарнацию с чистого листа. Скорее всего, даже не догадываясь, что у тебя уже были предыдущие периоды существования.

Возможно, такая перспектива звучит не очень радостно, но, на самом деле, хорошо знакома каждому, кто видит сны. Ведь когда начинается сновидение, ты напрочь забываешь о жизни наяву и, быть может, даже становишься абсолютно новым персонажем, но при этом несомненно продолжаешь оставаться собой. А когда сон оканчивается, он тоже быстро стирается из воспоминаний, зачастую даже так стремительно, что тебе кажется, будто его вовсе не было, вся ночь пролетела мгновенно. Чем же это отличается от посмертного перерождения? Только тем, как это может выглядеть со стороны, однако не для тебя. И если ты не сожалеешь об окончившейся жизни в забытом сне, зачем тосковать по её эквиваленту наяву? Глядя на вещи с исторической перспективы, по всей длине существования, а не только настоящего момента и прошлых событий, нетрудно прийти к выводу, что создание возможностей для будущих инкарнаций значительно важнее, чем удержание современных.

Далее, во сне ты вполне отчётливо воспринимаешь себя и свои действия, но при этом безвольно едешь по заранее проложенным сюжетным рельсам. То есть для атмана даже идея сознания, в человеческом смысле слова, не является чем-то необходимым, и многие известные нам разумные виды очень успешно обходятся без подобной черты. Представить такое может быть непросто, поэтому пока просто прими как факт.

Хорошо ли так жить, начиная каждый раз с более или менее чистого листа? С одной стороны, не слишком приятно терять богатый жизненный опыт, интересные, но нереализованные идеи, социальные успехи и прочие достижения своих окончившихся инкарнаций. Но при этом многие выступают против бессмертия, живописуя разнообразные ужасы, сопряжённые с ним, от умозрительных, вроде непопадания в рай, до более прикладных, таких как переполнение мозга воспоминаниями или, напротив, вечная скука. Кроме того, есть бесконечно много восхитительных вариантов восприятия реальности, помимо человеческого, и не очень радостно запирать себя лишь в одном. Технологии для редактирования тела, разума, биографии и остальных аспектов локального воплощения даже у нас появились только недавно, а в большинстве миров по сей день остаются мифом. Так что пусть каждый решает сам для себя, какой стиль существования краше, я не даю им оценок, только описываю.

Вместе с тем альянсовцы обычно выбирают иммортализм. Да, когда на просторах мироздания возникнет подходящий носитель, твой спящий атман вселится туда, если, конечно же, его не опередит другая сущность, причём этот выбор происходит по чистой случайности и абсолютно неуправляем. Однако и в лучшем случае реинкарнация может случиться не сразу, а через квадриллионы лет, причём если, допустим, тот же человек в новом цикле закольцованной истории управляется уже другим атманом, мы об этом вряд ли узнаем, все такие сущности выглядят для нас совершенно одинаковыми. Может статься, что атман в действительности только один на всю реальность, но его собственная судьба нелинейна и вообще не привязана к ходу времени? Наша наука пока смогла определить лишь то, что атман не связан с генотами или иными известными формами существования разума, особенно учитывая то, насколько свободно автономные личности умеют делиться и сливаться.

Это те основы, которые не зависят от того, как может быть устроен конкретный мир. Возможно, где-то действует абсолютно иная логика или в принципе отсутствуют многие понятия, вроде той же смерти, как её воспринимает человек - но данные принципы универсальны. Мы всё ещё не определили, откуда именно они взялись - более того, это один из важнейших вопросов бытия как такового. Поэтому дальнейшее касается уже более локальных вариантов мироздания, нашей мультивселенной. Вероятно, это и есть всё сущее, но пока оставим чрезмерно сложные додумки за порогом. И далее я буду обращаться уже ко всем вам сразу, потому что тут не требуется внушать новые взгляды лично каждому.

Тем не менее, это всё ещё лишь присказка, определение базовых понятий, которые заметно отличаются от того, что принято считать в вашей культуре, а конкретно дуатография начнётся немного позже. Поэтому я так много говорил про догадки и загадки, хотя обещал только строгие факты. Но прежде, чем переходить к главным темам, необходимо ещё обозначить, что именно мы подразумеваем под, собственно, смертью.

Омниметика необычайно сильно преобразила наши представления об этом феномене, явлении, процессе, называйте как хотите. После серии экспериментов выяснилось, что материальное тело и прицепленная к нему кауформа, то есть душа, изначально являются двумя независимо возникшими сущностями, но при этом у них действительно оказывается единое сознание с общим атманом. Это как-то связано с принципом глобальной синхронизации семантических тождеств. Проще говоря, в Омниме одинаковые по смыслу вещи считаются одной и той же. Тогда призрака вернее считать не мертвецом, а продолжением той же самой жизни! Чтобы избежать путаницы, мы разграничили три вида умираний.

Эксодическая смерть, она же эксод, по сути и не гибель вовсе. Просто разрывается связь души с телом, и, как правило, последнее при этом становится бесполезной кучей частиц. Омнима гораздо лучше справляется с обработкой когнитивных программ, чем математика физического мира, а та, в свою очередь, предоставляет более стабильные и надёжные структуры организма. Поэтому, если даже эмбрион не формирует у себя душу посредством аккуратного сплетения идей, привязанных к метаболическим и прочим процессам, под ним всё равно образуется так называемая омниметическая тень, где вскоре укореняется подходящая дикая кауформа. Как раз так реинкарнируют призраки биологических существ, их конфигурация уже более или менее хорошо совпадает с семантикой тела представителя того же самого вида. Таким образом, от появления души уклониться крайне тяжело, практически невозможно. Далее эволюция распределяет между ними роли самым эффективным способом - душа поддерживает чрезмерно капризные биологические реакции и занимается мышлением, проецируя наверх только некоторые простые идеи, а тело хранит память, в свою очередь также выравнивая диадрические токи кауформы. Возникает прекрасная синергия, но от столь яркой специализации оба компонента теряют самодостаточность, и при чрезмерно серьёзных нарушениях работы тела вся эта система начинает идти в разнос. Причём у кауформы оказывается куда больше шансов пережить распад, плоть же без неё обычно нежизнеспособна.

Гиатическая смерть, или просто гиата, устроена как бы наоборот, но чуть сложней. Это фатальное нарушение дееспособности души, которая всё ещё остаётся привязанной к материальному телу. Очень скверная ситуация, крайне неприятная и неэстетичная. Физика по определению не может поддерживать все смысловые преобразования внутри кауформы и починить её, разве что при помощи специально организованных ритуалов - однако для этого необходимо максимально точно представлять каждую деталь происходящего, иначе станет только хуже. Я могу красочно описать, как это выглядит, и даже показать видео, но лучше пока уберегу вас от подобных зрелищ. Достаточно сказать, что если в теле не остаётся совсем никакой души, оно просто моментально отключается, однако при таком разладе продолжает сохраняться живым, но постоянно деградирует, физиологически, анатомически, умственно и по остальным аспектам, иногда даже значительно сильнее, чем сумело бы выдержать, будучи полностью здоровым. Прямо под ним, на уровне описывающих его идей, происходит то, что можно сравнить с неким болезненным аналогом синестезии или деменцией самой ткани реальности. От этого прежде всего искажаются внутриклеточные процессы и прочая микрофизиология, что, на самом деле, многократно поганее более заметных анатомических деформаций, до которых дело дорастает крайне нечасто. И, когда душа окончательно разваливается, плоть погибает вместе с ним, не оставляя после себя ничего воскрешабельного.

Демолическая смерть, то есть демол, тоже приводит к уничтожению сущности, но происходит уже после разделения тела и души, или если у организма изначально был только один подобный компонент. Вообще, разложение или иное уничтожение физического вместилища кауформы после её бегства тоже именуют этим словом, однако обычно под ним подразумевают конкретно распад свободного призрака. Он практически никогда не сохраняет целостность структуры после выхода из оболочки, или может повредиться уже после, под воздействием неких внешних факторов - и, если не сумеет вовремя исцелиться, процесс, опять же, пойдёт по экспоненте. В итоге от него будут отделяться вначале мелкие потоки смыслов, подобно кровотечению, затем начнут отмирать или отваливаться всё более громадные фрагменты структуры, продолжающие испаряться дальше, до тех пор, пока не останется лишь кучка адхуры, а затем и отдельных анкомов. Впрочем, нередко случается так, что от развалившегося призрака остаётся информа, неактивный объект, в котором прекратилась диадра, но уцелел, условно говоря, скелет с частью каналов и воспоминаний. Как правило, его ещё возможно оживить, хотя бы в виде, так сказать, наэлектризованной лягушачьей лапки, но нас сейчас интересуют именно ситуации полного омнического распада. Также оставим за порогом генотологию, вероятностные ветвления, разные варианты жизни единой личности во множестве независимых сущностей и тому подобные примеры, рассмотрим лишь простейшего призрака.

Хотя перед этим нужно сделать одно уточнение. Несмотря на такое впечатляющее разнообразие способов прекратить существовать в своём локальном воплощении, у наших душ развилось множество защитных механизмов. К примеру, практически все жизненно важные элементы и особенно ядра многократно дублированы, поэтому даже уничтожение большинства из них не станет приговором. И строение диадрической сети тоже таково, что она крайне эффективно выправляет ошибки преображения или трактовки смыслов, куда там генетическому коду! Более того, чем лучше развит призрак, тем больше в нём таких предохранителей. Однако к нему, конечно же, всегда можно подобрать супервирус.

Итак, дамы и господа, предисловие окончилось, переходим к проблеме, собственно, загробной жизни. Она не имеет отношения к эксоду, это результат только полноценных демола или гиаты, когда распадается даже призрачная сущность - окончательно и целиком. Предположим, что её эйдос при этом тоже был разрушен. И аксиматическое описание. Возможно, человека вообще ретроактивно убрали из истории, словно он никогда и не существовал. Короче говоря, в настоящем времени от этой конкретной структуры не осталось ровным счётом ничего, что можно оживить или воссоздать, только изготовить её копию с нуля. Однако у неё была личность, которая не сможет исчезнуть из реальности навеки.

От неё неизбежно останутся атман, какой бы ни была его природа, и некий более распознаваемый след бытия. Практически незаметная даже для лучших современных инструментов, но всё-таки ненулевая структура, которая, по разным гипотезам, является частью атмана, побочным эффектом его присутствия, наподобие гравитационного поля, или же просто очень устойчивой концептуальной системой более традиционного формата. Отчасти он напоминает зеркальный васт, хотя не имеет видимого источника проекции и существует как абсолютно самодостаточный объект, денотативно-коннотативная функция самости. Он, судя по всему, даже не записан в локальной или глобальной инфосфере. Но, как бы то ни было, подобный отпечаток своей общей омнической конфигурацией точно повторяет изначальную кауформу, сохраняет в себе прежнюю идентичность и некоторые свойства личности, а следовательно, может быть использован для восстановления призрака до полноценного вида.

Основная проблема заключается в том, что мы не можем до него добраться. И даже не знаем, возможно ли это вообще. В некотором смысле это схоже с принципом космической цензуры, но гораздо сложнее. Пока кауформа жива, она своей активностью постоянно обновляет данный отпечаток, меняет его свойства и безоговорочно заслоняет собственным присутствием. А когда от неё ничего не остаётся, подобный след в то же мгновение исчезает из нашего мира. Вернее, некая сила мироздания, наподобие природного закона, забирает его в то или иное загробное царство, куда совершенно невозможно проникнуть ни одним другим известным нам способом. Однако мы всё же узнали о таких явлениях, и более того, изучаем их главным образом экспериментально. Их природа крайне слабо соотносится с современными теориями, то есть вполне приемлемо укладывается в рамки вычислений, но не выводится из них, даже как косвенные додумки. Как же нам тогда удалось их выявить?

Дело в том, что путешествие на тот свет не является односторонним, оттуда технически возможно возвратиться. Судя по всему, это буквально система локаций, расположенных за пределами доступного нам стандартного континуума, но пересекающихся с ним в каждой точке. Точную их природу определить до сих пор не удалось, но это практически наверняка особая категория цветных вероятностей, отдельная эналлактика или множество таковых. Да, эналлистика была официально рассекречена лишь недавно, но некоторые высокоранговые сотрудники, особенно визионисты, уже давно изучают подобные места. Хотя пока что в основном посещали только зоны физического яруса и их эквиваленты внизу.

Отправляться в загробные миры лично, чтобы их внимательнее осмотреть, никто здесь ещё не стремится, насколько я знаю. Шанс вернуться в обозримом времени, причём именно сюда, и поведать об увиденном, как считается, ничтожно мал. Однако в бесконечной мультивселенной каждую секунду умирает колоссальнейшее множество призрачных существ - поэтому, даже если лишь одно из многих квадриллионов снова воплотится тут, и именно рядом с нами, по статистике его будет не так уж сложно встретить. Но остаётся проблема распознавания, то есть это существо должно не просто реинкарнировать в обычной форме, а сохранять достаточно отчётливые признаки потустороннего происхождения.

Действительно, такие есть, и даже сравнительно неплохо известны. Суть в том, что сущность иногда покидает свой загробный мир только как частичная проекция или что-то подобное. Некоторые компоненты её структуры остаются на той стороне, которая имеет особый онтологический статус, и, следовательно, принципы существования видимых нам частей тоже будут весьма заметно отличаться от местных объектов. И такой признак необычайно интересен даже в отрыве от носителя. Но эту тему невозможно объяснить в двух словах. Ваши представления о том, что такое «существовать» и какими способами это можно делать, слишком бинарны, тогда как на самом деле тут, скорее, многомерный градиент.

Известны по меньшей мере две основные разновидности таких пограничных гостей. Прежде всего, это эстимы, или же светлячки, изначально здешние призраки и души, которые неким образом получили возможность зайти обратно к нам. Чаще всего их рассматривают как необычную сверхсилу, о которой уже очень скоро будет детально рассказывать Кастадор Долейн, так что сейчас я не стану делать того же - хотя главные аспекты немного позже всё-таки придётся указать. Другими визитёрами из загробья являются уже тамошние аборигены. Они бывают самыми разнообразными, но по старой традиции и для удобства именуются ангелами. И это уже, как говорится, отдельная, совершенно особая песня.

Обе категории таких сущностей могут иметь совершенно непохожие обличья, но в них всё же прослеживаются общие закономерности. Так, у ангелов манифестированные тела обычно представляют собой нечто не вполне материальное, будь то причудливо упорядоченный вихрь огня или просто абстрактное ощущение чужеродного присутствия. Изредка они манифестируются как стабильные фигуры фантастических форм, к примеру, состоящие из множества будто бы несвязанных структур или нарушающие законы перспективы - но даже тогда остаются не вполне вещественными. Это можно сравнить с математической моделью, перенесённой в нашу атомарную реальность, или продвинутым уболом, но здесь всё значительно сложнее. У эстимов, напротив, практически всегда появляются обыкновенные физические тела, даже если изначально они были чисто призрачными организмами, выдуманными персонажами книги или вообще живыми уравнениями. Впрочем, это ещё не значит их осязаемости, ведь бывают устойчивые биосистемы, состоящие из тёмной материи и более экзотических субстанций, или же пребывающие в состояниях, которые человек ощущает как, допустим, тонкую тень. Однако в целом эти тела идентичны тем, которые распространены среди аборигенов места первого явления эстима. Хотя пока ещё неизвестно, даруется ли им такое сходство намеренно, возникает самопроизвольно как, например, реакция на окружающую инфосферу, или же это происходит случайно и лишь кажется предсказуемо действующим правилом.

Такие создания являются для нас одним из главных источников информации о загробных мирах. Однако они не спешат делиться знаниями, и даже то, что сообщают, может оказаться субъективным заблуждением или вообще намеренным обманом, поэтому дуатографы также изучают подобные зоны мироздания собственными силами. Подобно тому, как астрономы могут по тончайшим особенностям распределения небесных тел, реликтового излучения, гравитационных полей и других видимых элементов космоса понять, как выглядят объекты, находящиеся далеко за границами наблюдаемой вселенной, мы тоже собираем косвенные намёки, чтобы затем составить из них единую картину царства мёртвых.

Только на практике заниматься такими изысканиями ещё сложнее, чем может показаться. Да, у нас есть метаэдроника и другие средства, но мы изучаем систему, которая стремится оставаться неизведанной. Помимо необычного принципа бытия, тот свет изолирован от нас мощными облаками неведения - такими прочными и головоломными, что пробиться через них до сих пор не удалось даже Парагонам, хотя визионисты специализируются как раз на них. Кроме того, среди контекстов и скрытых смыслов, которые всё же удалось достроить, попадаются ложные сигналы от других источников, а их далеко не всегда возможно отфильтровать. Не исключено, что конфигурация загробья в действительности непостоянна. Но, несмотря на все эти трудности, нам уже удалось определить приблизительно вот такую схему. Периодически её уточняют, и повторяющиеся результаты исследований обозначены разными цветами, от почти стопроцентно доказанных синих до гипотетических красных.

Что именно нам о них уже наверняка известно? Намного меньше, чем хотелось бы, но дуатография вообще оформилась совсем недавно, от неё ещё рано ждать ответов на все вопросы мироздания. Это и так уже гораздо больше, чем могут сказать мифология или религия. Иногда в них действительно встречаются зёрна истины, но остальные образы, насколько бы проработанными и правдоподобными они ни были, всё же являются просто плодами воображения, причём, как правило, совершенно определённых авторов. Именно поэтому я не перечислил легенды в числе источников, на которые мы ориентируемся, хотя, безусловно, временами к ним имеет смысл присматриваться немного внимательнее.

Однозначно можно утверждать, что существует не единственный универсальный вариант посмертия, а огромное множество загробных миров на всякий вкус и цвет. Причём, по всей видимости, в каждом омническом архетипе есть свой собственный их набор, хотя некоторые будто бы общие для всех или, как минимум тех, которые нам сейчас известны. И принцип «каждому воздастся по вере его» срабатывает далеко не так часто, как, возможно, хотелось бы. К примеру, один убеждённый христианин действительно попадёт в место, которое выглядит как рай из его фантазий. Но другой, абсолютно идентичный, отправится, допустим, в Эмпирей, описанный Данте, третий - к египетским богам, для четвёртого это будет прекрасным полётом через космос с последовательным посещением определённых сказочных планет, пятый увидит то, что вообще не удастся описать человеческими словами, шестому, напротив, достанется копия прижизненной реальности, а седьмой немедля возродится.

Очень вероятно, что в особых случаях для мёртвой души может возникнуть собственный отдельный мир, но проверить это ещё труднее, чем исследовать их более стандартные варианты. Выбор посмертия, как считается, обусловлен тем, что окажется наиболее полезным для данной личности, какой именно путь позволит ей максимально эффективно перестроить свою отпечатанную структуру, очиститься от всего ненужного и обрести недостающее перед неизбежной реинкарнацией. Доподлинно мы не знаем, но многие расчёты указывают на это. Однако пока ещё рано судить, стоит ли за происходящим некая воля, или же оно является естественным природным процессом, как кристаллизация снежинок.

О конфигурации того света дуатографическая наука выяснила, к счастью, намного больше. Каждая страна мёртвых фактически разделена на две части, во всех надёжно исследованных случаях точно одинаковым образом. Вначале, после смерти кауформы, её отпечаток переносится в непосредственно посмертие. Его облик, как я уже отметил, может быть абсолютно произвольным, и даже не иметь пространства вообще, но там всегда присутствует, в том или ином воспринимаемом виде, определённый элемент ландшафта - огромная сияющая трещина, главный, а порой единственный ориентир, хотя вряд ли это истинный центр системы. Она отделяет основные регионы загробного мира от зоны, в которой пребывают души, уже полностью готовые к перерождению, возвращению на просторы мира живых - у нас она известна как Комната Гафа, по давней традиции. Опять же, подобных зон существует множество, хотя по некоторым признакам можно уверенно предполагать, что многие из них соединены сразу с несколькими загробными мирами более или менее похожего внутреннего устройства. Одна из самых правдоподобных теорий гласит, что такие места при удалении от трещины постепенно сливаются, и мы соприкасаемся только с последним, самым глобальным регионом. Вероятнее всего, истинные сущности эстимов остаются по ту сторону трещины, но неким образом вытягивают свои проекции через неё, и при этом на них также нарастают кауформенные структуры. Что касается ангелов, они всё так же остаются для нас очень загадочными.

Интересен тот факт, что у некоторых загробных царств местная трещина остаётся стабильной, тогда как в других со временем расширяется и делает выход оттуда всё более трудным. На самом деле, последнее обстоятельство является лишь побочным эффектом, но главную причину возможно объяснить только с помощью очень сложных философских концепций и теорем, которые пока ещё не вполне понимаю даже я сам.

Время в них, однако, движется независимо от данных категорий, равно как и внешних миров, загробных или живых. К примеру, два призрака распались с секундной разницей, по нашим меркам, после чего попали в одно и то же посмертие - но там между их появлениями легко могли пролететь минуты, дни или даже долгие недели. И наоборот, проведя там, по объективным измерениям, несколько лет, и реинкарнировав, они могут увидеть, что здесь прошла всего лишь пара месяцев. А бывает, что в посмертии, напротив, часы идут многократно медленнее. По всей видимости, предугадать, как именно в каждом конкретном случае местная хронология соотнесётся с нашей, принципиально невозможно, это почти наверняка определяется множеством случайных факторов, или просто слишком сложных для оценки. Впрочем, намного вероятнее, что там пройдёт больший срок. Однако эстимы определённо синхронизируются с часами мира живых, а не своего непосредственного окружения.

Всё это и многое другое мы продолжим разбирать уже на следующих лекциях. К примеру, завтрашним утром поближе рассмотрим карту того света во всех известных подробностях, включая, если повезёт, абсолютно новые части. Расширить наши представления о посмертии удаётся далеко не каждый день, но дуатографические исследования продолжаются непрерывно, и, учитывая количество неизвестного материала, мы всегда имеем неплохие шансы наткнуться на новые важные детали. Итак, можете быть свободны, дамы и господа, благодарю за внимание, а мне пора возвращаться к лаборатории. Уложите получше в голове то, что сегодня узнали, и я надеюсь, что это сделает вашу жизнь приятнее.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License