Экстраномия

Вечер, леди и джентльмены, рад вас видеть… Итак, я Александр Михайлович Венгальден, магистр экстраномии во всём многообразии этой науки, от теоретических горизонтов до самой сложной практики, и сегодня мы начинаем семинар по её основам. Сразу отмечу, что почти все связанные с ней открытия и разработки относятся к высокоранговым областям, хотя кое-что вам знать не только можно, но даже желательно.

Всего лекций будет немного, семь или восемь, смотря как много аспектов вы решите изучить и насколько хорошо с этим справитесь. Однако даже сейчас, на первом занятии, где я лишь кратко перечислю самые базовые идеи, материала всё равно наберётся немало. Кроме того, тут очень сложная структура взаимосвязей между разными элементами общей науки, поэтому мой рассказ, вынужденно заключённый в формат линейного повествования, неизбежно будет несколько хаотичным. Мы, экстраномы, быстро осваиваем мышление в несколько параллельных ветвящихся потоков - вам это ещё только предстоит, поэтому можете начать тренироваться прямо сейчас. Рисуйте схемы, так будет удобнее.

Начнём немного издалека. На экране позади меня вы видите прохождение видеоигры «Horrow» - я путешествую по широкому виртуальному миру, подвергаю его различным воздействиям, мой персонаж также меняется под влиянием окружающей среды… Так это выглядит в наших глазах. Но что происходит на самом деле? Всего лишь бег заряженных частиц по матрице монитора, переключение цвета отдельных точек и другие физико-инженерные явления, которые создают плоскую картинку, воспринимаемую нами как трёхмерное пространство, наполненное объектами с некими определёнными свойствами. Однако и это не первопричина. В недрах компьютерного мозга включаются и отключаются логические вентили, крошечные кусочки материи, которые не имеют абсолютно никакого отношения к виртуальному миру игры, существуют как бы далеко за его пределами. Хотя при этом они буквально являются тем самым пространством, которое мы наблюдаем и где действуем.

Наша настоящая реальность устроена приблизительно так же. И я сейчас имею в виду не алфизику, а именно физический ярус, его природу на самом фундаментальном уровне, который известен современной науке. Речь о так называемых минимальных частицах, унах. Каждая из них представляет собой нечто вроде уравнения со множеством неизвестных и, соединяясь с другими такими же частицами в определённую структуру наподобие гиперграфа, может временно определять более точные значения своих переменных. Различные системы ун действуют практически так же, как вышеупомянутые логические вентили, рисуют картинку, которую мы называем реальным миром и живём внутри неё.

Но если мы видим лишь часть происходящего, его внешний интерфейс, может ли быть так, что из нашего восприятия выпадают иные детали этой системы? На экране - набор нулей и единиц. Какую информацию вы сумеете из него извлечь? Это изображение, текст, музыка, описание чувства колёсности, компьютерная программа или просто число в двоичном формате? Так сразу и не определить. Попробовав решить задачу простым перебором всех возможных вариантов, мы обнаружим, что среди бескрайнего разнообразия файловых форматов и прочих способов интерпретации этого кода найдётся бесконечное же множество работающих, но дающих совершенно разный результат. Причём большинство полученных файлов вообще не будет использовать его отдельные фрагменты, например выстраивать рисунок только по первой половине или пропускать якобы бессмысленные сочетания символов. И каждый результат при этом будет объективно таким же верным, как все остальные.

Недостаток специализированных наук заключается именно в том, что они сосредоточены на конкретных способах трактовки реальности и при этом упускают множество альтернатив. С одной стороны, это не столь великая потеря, ведь наши тела и почти все инструменты заточены под определённые системы природных законов, представления о взаимоположении объектов, принципы протекания различных реакций… Однако невозможно прожить всю жизнь, глядя на мир через узкую щель привычной парадигмы, рано или поздно придётся серьёзно расширить своё восприятие, например для того, чтобы хорошо взаимодействовать с обладателями совершенно иной точки обзора, когда они прибудут в гости.

Для этого, а также многого другого, и существует экстраномия. Можно сказать, что это наука о компиляторах, которые располагаются у нас в головах и не только. Или что она изучает реальность целиком, а не только отдельные её трактовки. Уже с этого момента вы можете видеть её сущность, два противоположных определения на поверку оказываются лишь разными прочтениями одной комплексной идеи. Хотя здесь оба для вас одинаково осмысленны - а мир в этом отношении гораздо более жесток. К примеру, с точки зрения некоторых разумных жителей вот этой самой планеты, но невидимых человеку, «турист на лесной опушке под синим небом собирает ежевику» - настолько же бессмысленный абсурд, как «варкалось, не было шорьки, что восемь двадцать стол» для вас, а их представление о том, как выглядит Земля, непостижимо в рамках человеческого мышления, у нас отличается даже абстрактная идея информации. Но разве это помешает нам научиться их понимать?

Да, внимательно слушаю? Что ж, отличный вопрос. Почему мы видим лишь один из множества пластов реальности, и тот не целиком? Разве с эволюционной точки зрения не было бы выгоднее находить больше ресурсов, территорий, иных возможностей, вовремя засекать хищников из, так сказать, параллельных измерений, решать проблемы выживания через альтернативные логические парадигмы? Звучит красиво, но на самом деле всё значительно сложнее. Прежде всего, сама основа наших тел опирается на свойства одного конкретного среза общемировой структуры, куда входят, к примеру, органическое вещество, наличие гравитации, температуры, поверхностей, левой стороны, пустоты между атомами и других физических понятий, которые имеются далеко не везде. Также здесь не существуют многие опаснейшие явления и формы жизни, то есть мы как бы отсекаем их от себя даже без бланкерской силы, о которой мой товарищ Долейн поведает гораздо содержательнее.

Другая важная проблема касается самой природы реальности. Если учитывать сразу все её возможные трактовки, получится бессмысленная каша, своего рода эпилептический припадок. Ха, славная шутка, эпилептический порядок, я даже запишу её. Так вот, чтобы существовать на просторах вселенной, необходимо чётко понимать, что она вообще представляет из себя. Никакой текст или программный код не будет иметь смысла без инструкций, как его читать, где проводить границы между элементами. Верно, это тот самый компилятор, при условии, что общая сеть ун - язык программирования, а воспринимаемые нами вещи являются уже машинным кодом. Но у нас может быть лишь один подобный компилятор, основанный на общих физических принципах функционирования организма, а второй и последующие пришлось бы создавать из совершенно других субстанций. Обычные существа на такое неспособны, однако бывают интересные исключения, но к ним я вернусь позже.

Действительно, названия похожи, и это неслучайно. Астрономия исследует небесные тела, которые находятся так далеко от нас, что кажутся лишь точками на небосводе, если вообще видны даже через телескоп. Экстраномия изучает целые куски реальности, от которых мы также в лучшем случае видим только некие странные точечки, там, где объекты других парадигм оказывают на них особенно серьёзное воздействие.

К примерам того, что визуально напоминает экстраномические явления, можно отнести, прежде всего, двелл частиц - связь с определёнными осями континуума и отделённость от иных. В частности, фотон ничего не знает о времени, для него все моменты от излучения до поглощения существуют одновременно - но при этом он движется через вселенную, где темпоральная система играет важнейшую роль. Также на всё это очень похожи диагемические слои, однако их природа имеет абсолютно другие, менее фундаментальные корни, и крепко связана с частями нашего обычного континуума, тогда как для экстраномов важно именно происходящее на уровне ун. И ещё стоит отметить эптику - это часть континуума более глубоких ярусов синреальности, которая содержит как раз наборы альтернативных интерпретаций центральных понятий, их синонимические варианты воплощения, но на уровне физики вырождается до, собственно, некоторых феноменов экстраномической природы.

Конечно же, объекты можно перемещать из одного среза восприятия в другой. Для этого удобны метаэдрические вычисления, когда объекту придаются определённые свойства, как бы намекающие вселенной, что его следует интерпретировать иначе. Хороша и теаматика, хотя в ней обычно требуется учитывать гораздо больше переменных, чтобы всё прошло безопасно, а такую работу способны выполнять только опытные профессионалы. Как правило, при таком переводе с одного языка реальности на другой объекты соответствующим образом меняются, чтобы подстроиться под местные условия. Точнее, сами свойства окружающей среды заставляют их приобрести другое обличье, перекомпилируют по своим принципам, а прочность внутренней структуры позволяет путешественнику не распасться на облако элементарных частиц или нечто подобное. Так, например, организмы из лавкрафтианских историй при перемещении через космос углов и дуг переходят в особые парадигмы существования, принимая облик сцепленных сфер, завитков тумана или иных форм, характерных для определённых мест, а по возвращении столь же автоматически конвертируются обратно. Да, пример вымышленный, но вы с ним знакомы, поэтому можете представить лучше, чем условный жододуант. Также настоятельно рекомендую ознакомиться с «Awful Hospital» - очень причудливым комиксом, целиком основанном на идеях экстраномии, в альянской Сети есть уже тысяча выпусков и множество дополнений. И ещё обязательно прочитайте старый, однако неизменно актуальный, небольшой, но очень информативный рассказ «Верный вопрос» - он посвящён проблемам экстраномного восприятия.

Конкретные методики работы в условиях подобного онтологического плюрализма мы детально рассмотрим на следующем занятии, а сегодня я ограничусь только кратким пересказом. Простейший подход - через манипулирование квалиа, например посредством употребления особых синистических медикаментов, которые меняют отношение к наблюдаемым вещам или вызывают определённые типы галлюцинаций. Достичь необходимого эффекта также возможно психотронным излучателем, мемагентами, специальными ментальными практиками - получится даже чище, но я предпочитаю биохимические средства, так как при переходе они конвертируются вместе с организмом и продолжают действовать.

Кроме того, когда достаточно одного лишь наблюдения, бывает удобнее воспользоваться, так сказать, очками. Существует множество самых разных устройств такого рода. Для начала, это линзы из спецматериалов, чувствительных к невидимым элементам реальности, однако через них обычно видно только то, что происходит в доступных пользователю пространствах. Если же требуется увидеть мир в рамках совершенно иной парадигмы, например без деления понятий внутренней и внешней сторон, или где три равняется пяти, но не наоборот - понадобится уже более сложная мезометрическая техника, вроде камеры, которая видит систему ун целиком и выводит на экран часть её образа по заданным правилам трактовки. Опытные экстраномы предпочитают передавать сигналы прямо в мозг, но так без должной подготовки велик риск сойти с ума. Также недавно у нас появились инструменты, меняющие принципы отображения мира в указанной области, но к этому я вернусь позже.

Слушаю вас? Ну, этот вопрос я собираюсь детально рассмотреть на завтрашнем занятии, но, думаю, пара минут найдётся и сейчас. Так как уны являются скорее аксиматическими формулами, нежели хоть в каком-то отношении материальными объектами, мы можем контролируемо взаимодействовать с ними также лишь при помощи вычислений. Поэтому все экстраномические препараты, мемагенты, психотроны и другие подобные средства по сути преследуют единую цель - перенаправить сигналы между нейронами так, чтобы они образовали метаэдр, особую супергеометрическую фигуру, в которой важны не сами линии между вершинами, а параметры их взаимоотношений. Набор этих параметров складывается в определённое уравнение, описывающее ваш мозг или весь организм, но через иную парадигму существования, тем самым давая возможность взаимодействовать с соответствующим срезом восприятия… Равно как и ему с вами, поэтому будьте крайне осторожны.

Смыслом работы экстраномии, конечно, далеко не всегда является перемещение, пересечение или фиксация тел и ситуаций. Часто это лишь структурирование восприятия, искусство смотреть сквозь иной разрез вселенной и видеть не то, что хочется. С каждой модификацией разума место перед вами будет становиться всё более необозримым, грань между разными категориями информации вроде объективных физических параметров кварка или «тридцать утюгов на подоконнике означают, что явка провалена» начнёт стираться, а искусственные конструкты, такие как гипотенуза и пурпурный цвет, окажутся полноценными природными объектами, образующими ядро максимально широкой базовой логики.

Самая действенная на данный момент методика экстраномического развития - так называемое открытие внешних глаз. Представьте, что всё вокруг - сон, а затем попробуйте открыть глаза своего гипотетического тела в ещё более реальном мире, чтобы проснуться и обрести полный контроль над происходящим здесь… Подождите, я имею в виду, что подобное упражнение выглядит приблизительно так, но вовсе не прошу вас действительно пытаться проделать его сейчас, без подробной инструкции - профессионалы рангом значительно выше меня учатся этому долгими годами. Однако достичь абсолютного мастерства здесь нельзя по определению, поскольку, оказавшись в надреальности, возможно снова проснуться, выходя на всё более высокие планы бытия. Причём существование или несуществование последних не играет абсолютно никакой роли, они нужны нам только в качестве условных ориентиров для расстановки полос восприятия, которые условно можно обозначить как поверхностные и внутренние, структуризации меметических массивов по различным слоям кода. Технически это просто распространение своего восприятия и присутствия на всё более сложные сплетения ун, однако главный вопрос - как нам будет выгоднее их вообразить. Кроме того, эта практика не учитывает многие ключевые элементы общей синреалогии, например величину настоящести или ярусное деление мира.

Стоит отметить, что набор доступных ощущений уже сам по себе может давать особые возможности взаимодействия с миром, которые порой заметно выходят за рамки текущей парадигмы. К примеру, язык гептаподов из книги «История твоей жизни» наделяет человека способностью помнить одновременно все события своей биографии, даже будущие. А многие мультяшные персонажи достаточно глупы, чтобы совершенно не осознавать, какой урон получили бы от ударов или падений, и за счёт этого действительно обретают иммунитет к травмам. Как видите, нам бывает важно не только наличие, но и отсутствие некоторых аспектов восприятия, а через них - привязки к определённым граням мироздания.

Так, с этой темой на сегодня закончим, и перейдём к основной терминологии. Я специально избегал упоминать официальные названия вещей и явлений, чтобы сейчас их можно было перечислить единым блоком, тем самым чуть лучше упорядочив материал. Учтите этот момент, когда будете перечитывать или пересматривать запись семинара. На самом деле в экстраномии не особенно много действительно важных понятий.

То, что я называл парадигмой и срезом, у нас известно как экстраномос или просто номос. Да, сходство с объектом из теории Олд-Шмуэля, я имею в виду творчество Генри Лайона Олди, не так уж и случайно, обе матчасти во многом тождественны. Например, то, что обычный регион планеты под воздействием достаточно сильной веры его населения может превратиться в мифологическую субреальность соответствующего вида, можно объяснить через термины альянской экстраномии так. К локальным принципам чтения системы ун добавляются новые, а с ними проявляются прежде скрытые области космоса. Теперь данное место будет жить практически независимо от исходного пространства, однако продолжит частично опираться на те же самые фрагменты единой сети, вроде молекул или солнца - мосты, по которым можно перемещаться туда и обратно даже без спецсредств. Явление адаптации, при котором посетитель номоса начинает видеть местные мифологические детали вроде кентавров не сразу, также легко объясняется тем, что вначале он продолжает опираться только на часть правил местной парадигмы, и должен подключиться к новым системам, чтобы полноценно существовать относительно них, а это требует некоторого времени. Даже эффект шелухи удобно описать через смещение восприятия на настолько же корректную, но совершенно альтернативную форму. Все эти феномены встречаются и в нашей вселенной, хотя носят далеко не столь универсальный характер, то есть иногда срабатывают так, а в других случаях абсолютно иначе. Но при этом фундаментальная структура экстраномосов подчиняется единым природным законам, которые можно изучать.

Технически, выделить отдельный номос из общей сети ун невозможно, все они очень тесно переплетаются и не имеют чётких границ, поэтому всегда есть переходные состояния между каждой их парой. Но некоторые из них сцеплены между собой значительно плотнее, чем с другими срезами. Такой кластер, номосфера, в некотором отношении является аксиматическим аналогом вселенной с различными локациями и осями континуума, но лишь условно. Многие исследователи, включая меня, уже давно пытаются составить общую карту всех номосфер, увидеть в их взаимодействиях единую мультивселенскую структуру наподобие дельта-потока, но результаты, к сожалению, на данный момент невелики.

Теперь пара слов о более практических вопросах - прикладная сторона экстраномии по традиции будет рассмотрена в конце занятия, однако сейчас важно уточнить некоторые детали. Попасть в другой экстраномос, на изнанку закрытой для нас вселенной, возможно даже по чистой случайности, если совпадут ключевые условия, собственные у каждого конкретного пересечения срезов, но далеко не уникальные. Обычно это нечто нехарактерное для текущей парадигмы - к примеру, взгляд на окружающую обстановку через особые линзы, изготовление которых касается больше творчества, нежели решения утилитарной задачи путём копирования его природных аналогов. Чтобы этого избежать, можно воспользоваться вышеупомянутыми мезометрическими приборами, однако есть загвоздка - даже лучшие современные системы, способные картографировать все номосы вокруг себя с достаточной детализацией, слишком громоздки для повседневного ношения. Их можно вместить в архитектуру города и передавать предупреждения телепатически, но как быть за его пределами? В настоящее время эту проблему удаётся решать лишь при помощи отслеживания каждого обитателя Альянса и отправки специально подготовленных спасательных команд по следам его исчезновения. Нет, удерживание всех в родных номосах технически возможно, но недопустимо по ряду причин, о которых я скажу позже.

Разумеется, сам по себе отдельный экстраномос - это только слой, матрица, один из технически равноценных способов пребывания в тех же самых координатах общемировой системы, а не какая-то независимая реальность. Однако даже если намеренно стоять на месте, всё равно остаётся риск вернуться совершенно не туда, где вы находились раньше. Например, если в новом номосе вы оказались на планете, которая движется по другой траектории, и принудительно привязались к её гравитационному полю, соответственно отвязавшись от земного, обратное перемещение, даже почти мгновенное, сыграет с вами злую шутку. А ведь вас может унести и в те области, у которых нет проявления здесь.

Рекомендаций на такой случай, как минимум универсальных, вам, к сожалению, пока никто не даст, всё слишком индивидуально. Зачастую даже нельзя понять, находитесь ли вы в прежнем номосе, начали смещение или уже переместились целиком. Как я отметил раньше, чётких границ в спектре интерпретаций мироздания не существует. Однако это исключительно редкие события - и даже если подобное случится, вы вряд ли выпадете из родной номосферы. Нет, безусловно, она может включать в себя номосы совершенно разных классов. Но, к примеру, у близнецов нередко бывают заметно различающиеся квалиа, а человек и муха воспринимают мир ещё более непохожими способами, однако все они являются частями единой связной реальности, поэтому незначительными сдвигами в большинстве случаев можно легко пренебречь без видимых последствий. Кроме того, экстраномированность альянских миров, доступных низкоранговым жителям, очень редко превышает среднестатистические величины и хорошо контролируется, а высокоранговые по определению знают, как вести себя в сложной обстановке, у них такие навыки нередко закладываются ещё с раннего детства благодаря жизни среди сразу множества парадигм. К слову, если вы хотите освоить эти умения в кратчайший срок, всего за семь месяцев, можете записаться добровольцами на новую экспериментальную программу.

Раз уж я коснулся темы высоких рангов, добавлю ещё одну деталь. Как у нас говорится, достаточно развитые боги неотличимы от природных законов… А достаточно развитые природные законы неотличимы от божественного разума. Принципы космологии некоторых номосов для вас могут выглядеть не просто необычными, но такими, словно их поддерживают некие высшие силы. Это нормально для неискушённого ума, но не соответствует истине, физический мир попросту слишком конкретизирован. Поэтому, когда исследователь достигает определённого уровня понимания фундаментальных структур реальности, он начинает воспринимать её гораздо более неупорядоченной, равнодушной, в некотором смысле даже лавкрафтианской, но одновременно ещё более восхитительной, словно тончайший механизм часов невероятной сложности или то, как небольшое уравнение раскрывается на гигантскую таблицу взаимосвязанных частей, а затем вновь сокращается до краткой формулы.

Работа с экстраномосами вообще предполагает расширение не только восприятия, но и самого мышления. К примеру, обычное человеческое представление о понятии «влияние» не имеет практически ничего общего с тем, что под этим термином подразумевает экстраном. Сейчас вы неспособны осознать профессиональное объяснение этой разницы, но с определённой допустимой натяжкой можно сказать, что одни номосы как бы одновременно меняют объекты в других и одновременно не оказывают на них даже малейшего воздействия. Я не утверждаю, что моё представление о вселенной в целом лучше ваших. Так, например, вы можете наложить условный лист с прорезями на нагромождение букв, и те, что не будут закрыты, сложатся в осмысленную фразу. Но для меня они останутся именно набором отдельных символов, которые связаны не тем, на какие слова похожи, а лишь общими закономерностями расположения самих прорезей и иными свойствами листа, так сказать, без парейдолии, апофении или других иллюзий. В быту и множестве рабочих направлений, прежде всего визионистике, это лишает определённых удобств или делает занятие вовсе невыполнимым, например когда картину с пейзажем следует воспринимать как некое место, а не молекулы пигмента на холсте. Однако мой взгляд не скован, так сказать, детскими заблуждениями, что тоже открывает доступ к важным возможностям.

Что ж, леди и джентльмены, первый главный термин мы разобрали, остались ещё два. Но с ними будет уже намного проще, они практически целиком опираются на теперь известную вам матчасть экстраномосов. Прежде всего, это экстраномад или просто номад, объект, который при смещении на другой срез реальности остался привязан к предыдущим законам природы и таким образом сохранил свой прежний облик. Ему не особенно важно, по каким правилам функционирует новая чуждая среда, он лишь подвергается воздействию местных объектов, например треснет, если кинуть в него камень. Хотя только при условии, что его текущая парадигма вообще включает в себя механизм повреждений при столкновениях с твёрдыми телами, а это далеко не обязательно. Однако именно благодаря этой особенности подобные аномалии легче всего устранять - достаточно воздействовать на них определённым способом, и они целиком переместятся назад, в рамки своего прежнего номоса.

Частным случаем таких неуместных объектов является экстраномалия, которая полноценно существует сразу на нескольких номосах и никак не может быть описана в рамках только одного из них. Я подчёркиваю, это не отдельный экстраномос, служащий мостом между несколькими другими, а именно связь двух и более принципиально несовместимых парадигм. И не простой локальный сбой отображения вещей, а единая система, различные части которой используют особенности нескольких отдельных срезов для решения общей задачи. Позвольте представить вам Тейхе, одного из моих домашних питомцев. Она не кусается, просто дайте ей к вам привыкнуть. Это яратолла, представительница целого биологического вида довольно смышлёных зверушек, её тело расположено сразу в трёх номосах, включая наш, человеческий. На экране вы можете видеть, как именно она выглядит для каждой из трёх этих точек зрения, однако единый образ придётся осмысливать самостоятельно.

Человеческий мозг, на самом деле, достаточно хорошо подходит для решения таких задач. Помните, что я говорил о парейдолии, апофении и подобных явлениях? Так вот, у экстраномов они не исчезают, но переходят в иную, более рационализированную форму, умение распознавать события и объекты из соседних номосов или даже номосфер по мельчайшим флуктуациям окружающей среды. Разница такая же, как между отражением в зеркале и реальным миром. Хотя для нижележащих ярусов, где действуют более абстрактные семантические законы, подобное сравнение может и не иметь смысла - ведь там условное изображение вещи нередко оказывается столь же осязаемым, как она сама. Да, вы верно поняли - номосы и связанные феномены существуют на всех ярусах мироздания, как минимум известных в настоящее время, однако их мы детальнее рассмотрим уже ближе к окончанию семинара. А сегодня я расскажу только о трёх эффектах, имеющих подобную природу.

Через них проявляются, прежде всего, скрытые грани эптона, упоминавшиеся ещё в начале лекции. Например, условный оборотень является одновременно волком и человеком, это абсолютно синонимичные трактовки его центрального смысла, идеи человековолка. В каждый момент проявляется только одна подобная грань, но другая также продолжает существовать где-то внутри эптического пространства, поэтому всегда может быть реализована посредством простого поворота этой системы. И, поскольку в физическом мире нет этой части континуума, обе грани оборотня оказываются разнесены по связанным, однако независимым номосам. Точно так же устроен организм Тейхе, однако её эптон имеет весьма необычную сложную форму - как бы он ни вращался, всегда будут реализовываться сразу все три возможные трактовки центральной идеи подобного существа. Да, сейчас вы видите лишь одну, но только потому, что привязаны к единственному номосу и не можете взглянуть на происходящее из Омнимы или алфизического мира. Сама же Тейхе ощущает себя цельной, хотя распределённой. Представить это можно по аналогии с корнями мангрового дерева, различные части которых располагаются под землёй, в толще воды и на открытом воздухе, имеют собственные адаптации к таким средам, но составляют одну непрерывную систему, неспособную работать даже без одного своего элемента.

Более продвинутая разновидность этого явления - меосенсорика, особое свойство объекта, которое вынуждает каждого наблюдателя видеть его по-своему и соответствующим образом взаимодействовать с ним, например ездить верхом на лошади, которую другой человек в это же самое время воспринимает как маленького кузнечика, неподвижную гору, процесс дождя или что угодно иное. Его отличие от предыдущего феномена заключается в том, что центральная область номосферы, где пересекаются все трактовки этого объекта, является не полноценной парадигмой существования, а лишь мостом, по которому наблюдатель как бы принудительно съезжает на произвольную область периферии.

Без подобных механизмов вряд ли смогли бы существовать и проекции имплетуды. Это ещё более необычная часть континуума, ирреальное квазипространство, где проявляются различные вещи, на существование которых намекают взаимодействия других систем. К примеру, если на условном листе вырезать отверстие, напоминающее человеческий силуэт - настоящий человек такой формы появится в имплетуде, хотя у него будет вид скорее миража, нежели осязаемого объекта. Причём не имеет значения, расположен ли этот лист в обычном или имплетудном пространстве, разница будет касаться лишь степени материальности и стабильности его отражения. Таким образом возможно создавать даже целые миры и посещать их. Однако имплетуда может существовать только на ярусах с исключительно абстрактными природными условиями вроде индициона или Омнимы, а выше становится лишь ответвлениями номосфер, порождённых более устойчивыми элементами реальности.

Бесконечные отражения эптонов и имплетудных объектов в системе физических ун становятся такими же вещественными, как вы или я, но от них не следует ждать неизменной угрозы. Их намного чаще приходится намеренно искать, а случайные столкновения происходят в основном возле ярко выраженных аномалий. Они, условно говоря, рассеяны по всей нашей вселенной и далеко за её границами, поэтому вначале вам придётся найти единственно нужный ракурс, точку, при взгляде из которой множество разрозненных явлений сложится в новую осмысленную структуру. Кроме того, другие номосы, в том числе имеющие чужеродный облик, нередко бывают очень приятными формами существования.

Биологически мы уже живём в целой номосфере. Тело человека состоит из такой же массы взаимосвязанных ун, как всё остальное, его даже невозможно стопроцентно чётко отграничить от внешней среды. Мы излучаем тепло, электромагнитные волны, молекулы феромонов и многое другое, которое можно равноценно рассматривать как продолжение наших организмов или элементы окружающего мира. А некоторые детали собственных тел при обычных условиях для нас вообще недоступны, так как существуют в иных номосах. Они не обязательно настолько же функциональны, как у Тейхе, это может быть, к примеру, некое подобие камня или радиоволны - однако в некоторых специфичных трактовках у нас действительно присутствуют работоспособные дополнительные органы, так называемые тонали, изредка даже полноценные тела. Через модификацию восприятия тональ возможно увидеть и получить над ним контроль. Но этот материал лучше отложить до последующих лекций.

Хорошим примером экстраномического феномена также является конниветивная суперпозиция, то есть мигающая, моргающая. Это странное состояние объекта, когда под специальным внешним воздействием он как бы выпадает в отдельный номос, а при окончании такого давления моментально возвращается. Фактически, это разновидность экстраномада. Прежде всего, она позволяет скрывать из реальности громоздкие инструменты, детали униформы и прочее, не расходуя энергию на перемещение массы. Кроме того, при возвращении такая материя с очень большой силой отталкивает то, что успело занять её место. Такой эффект позволяет практически идеально чистить поверхности, относительно которых был зафиксирован конниветированный объект, пробивать даже исключительно прочные преграды и решать множество иных бытовых или рабочих задач, поэтому Альянс очень широко применяет подобные несложные технологии, вы сами уже неоднократно ими пользовались.

Хитрым способом соединив достижения экстраномии и аксиметрии, альянские инженеры также разработали нип-фигуры, то есть нерегулярно изменяемое пространство, вариант экстраномалий, более удобный для практического применения. Помните старую шутку о том, что вышел я в чистое поле, кругом никого, и тут из-за угла танки? Это довольно неплохая иллюстрация таких технологий. К примеру, можно создать окно с такой геометрией, которая неизбежно выходит за рамки одного номоса и при этом является единой непрерывной формой. Оно одновременно панорамное, во всю стену, от пола до потолка, и небольшое, с подоконником, под которым можно спрятаться, причём это не переключаемые отдельные состояния, а именно единомоментно активные свойства. Возле него вы можете как бы смещаться по дополнительной виртуальной оси координат - а в действительности выбирать, с какой интерпретацией взаимодействовать, просто обращая внимание на ту или иную часть.

Хотелось бы рассказать ещё о нескольких явлениях и эффектах, но лекция уже затягивается, поэтому перейдём к следующей теме. Область интересов экстраномии настолько обширна, что внутри неё неизбежно возникло множество более специализированных научных направлений самого различного вида. Наиболее значимым и важным из них является натурмеханика - она оперирует свойствами лишь одного выбранного экстраномического среза, однако рассматривает альтернативные интерпретации его собственных законов природы. Если в обычной ситуации мы представляем, к примеру, квантовые процессы как спектры вероятностей, которые непосредственно зависят от самого факта наблюдения и других подобных условий, то с натурмеханистической точки зрения там происходят совершенно определённые, практически ньютоновские взаимодействия, довольно легко поддающиеся контролю. Но в таких темах лучше разбирается мой товарищ Ноллаган, это почти его религия.

Хотя, не буду лукавить, экстраномическая наука по своей сущности вообще очень тесно переплетается с философией, религией, искусством и иными подобными областями. Наглядным примером является такое её направление, как астрофизическая философия, которая исследует и проектирует альтернативные взгляды на знакомую нам космологию. Среди них особое место занимает, в частности, представление структуры мультивселенной как гигантского солнечного цветка, сердцевина которого является главной объединяющей идеей всего мироздания, подобно центральному смыслу эптона, лепестками служат тысячи различных историй, спаянных воедино темпоральным ветром, а их грани становятся обычным континуумом той или иной вселенной. Это выглядит значительно красивее схемы дельта-потока из ветвящихся линий, но на данный момент остаётся больше художественной гипотезой, нежели доказанным научным фактом или основой для прикладных работ вроде создания новых, более совершенных систем навигации для межмировых перемещений. В этой области всерьёз рассматривается и множество гораздо более умозрительных предположений, например обратная метатеория, согласно которой, упрощённо говоря, не отдельные микроскопические частицы вместе составляют земной шар, а наоборот, изначально существует монолитная планета, которая раскладывается на мелкие детали.

В завершение лекции я по традиции вкратце расскажу о том, как, где и зачем Альянс использует экстраномические эффекты. Вы уже успели пожить в нашем городе - как он вам понравился, интересный? А много ли пасхалок нашли, ну, делитесь? Ого, впечатляет, уважаю такую тягу к исследованию. Рекомендую ещё сходить на занятия по андивионству, они подскажут особые методы поисков. Также позволю себе немного испортить сюрприз, раз вы сегодня всё равно уже узнали здесь много такого, о чём не рассказывают на каждом углу. Тот город, который вам доводилось наблюдать - это лишь сравнительно небольшой фрагмент настоящей базы, раскинувшейся по множеству экстраномосов. Каждая его улица пронизана тайными маршрутами и постройками, которые возможно обнаружить, только если обладать особыми чертами восприятия или использовать некие специальные ключи доступа. Годами проходя по одному и тому же переулку, можно всякий раз находить в нём нечто новое. Самым простым примером реализации подобной системы является когментальность, следующая ступень развития виртуального мира и дополненной реальности, где окончательно стёрлись границы между номосами, будь то изначально настоящие, вещественные локации или же полностью вымышленные объекты. Чтобы поддерживать работоспособность всего этого, в экстраномии даже была выделена специальная область, экстраномика, которая регулирует, например, допуск жителей к определённым номосам для различных целей, от просто развлечений до промышленной логистики или политических планов, ещё сильнее улучшая синергию множества вовлечённых возможностей и философий.

Вот и всё, занятие закончено. Можете быть свободны, леди и джентльмены, о дате проведения следующей лекции я извещу вас заранее, но позже, сейчас у меня слишком много работы. Изучайте упомянутые науки, а также помните главное. При помощи экстраномии можно делать почти всё, что захочется, только никто в мире не имеет представления о природе этого «всего» и вряд ли вообще достигнет такого понимания.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License