Инцидеи

Итак, всем добрейшего здравствия, друзья! Я, как обычно, Кастадор Долейн, и наш семинар по сверхсилам наконец-то начинает полноценно раскачиваться, то есть мы переходим к действительно интересным колдунствам. Да, на прошлых лекциях уже бывало весело - но это только цветочки, а вот сейчас пойдёт реально занятный материал! Так что устраивайтесь, берите еды, наливайте там всякое и готовьтесь удивляться.

В общем, если совсем кратенько, вокруг инцидея сами собой происходят разные странные совпадения. Решил, например, вечером погулять по интернетной энциклопедии, выбирая случайные статьи, наткнулся на упоминание редкого фильма, а утром спонтанно, впервые за полгода включил телевизор и обнаружил, что это кино сейчас крутят сразу два независимых канала. Ну или, скажем, перечитывал старую переписку со школьным товарищем, где они обсуждали некую старую повесть, затем отправился в гигантский книжный магазин за совершенно другим произведением, а там, оказывается, оба томика стоят на одной полке. И ещё, скажем, приснилась некая тема, а в течение дня её упомянули сразу несколько абсолютно несвязанных собеседников, причём на ровном месте, без малейших намёков со стороны инцидея - как минимум видимых. Более того, причины заговорить о такой штукенции у всех были не только максимально логичные, но и очень разные - одни узнали про это недавно, поэтому хотели поделиться, а другие, наоборот, уже давно искали повод, или как-нибудь ещё. Короче, принцип вы уловили.

Конечно, бывают и более жёсткие примеры. Там, едва не попасть под машину человека, которого уже давно безуспешно пытался найти, или когда случилась проблема, а через три минуты позвонил коллега по работе с точно таким же внезапным затруднением. Словом, мир тесен, и вообще феномен Баадера-Майнхоф во всей своей красе. Но если у обычного человека это отдельные редкие странности, то инцидей с ними сталкивается постоянно и порой даже перестаёт воспринимать как нечто удивительное, необъяснимые совпадения для него становятся лишь скучной рутиной. Причём, как правило, само по себе инцидейство не приносит вообще никаких особых преимуществ или неприятностей, это чисто декоративное свойство жизни. Рассчитывать можно ну максимум на чуть более андивионную атмосферу, и то без настоящих аномалий.

Поэтому у инцидеев на выбор есть два главных жизненных пути. Абсолютное большинство так никогда и не узнаёт о своих сверхсилах и всё списывает на случайность, просто привиделось, нечего голову забивать. Иные же подмечают, что слишком уж часто рядом с конкретно ними возникают ситуации подобного рода, поэтому твёрдо уверяются, будто всё вокруг - хитрая постановка, а оттуда открывается прямая дорога к бреду Шоу Трумана, совершенно адовой конспирологии, паранойе, восприятию себя как избранника неких божественных сил или персонажа вымышленного мира, и другим интересным идеям. Ну, местами они иногда бывают правы, но это не отменяет расстройства ума. А пройти по ниточке между этими двумя вариантами может только очень небольшой процент, и то главным образом под присмотром опытного наставника.

Но инцидейство на самом деле довольно доброе, конечно же, я андивионику не просто так в начале упомянул. А нагнетаю потому, что меня это веселит, развивать мирные темы через добавление всё более стрёмных подробностей, уж простите милую причуду. На свете и так полно увлекательных возможностей сойти с ума, идеи инцидеев даже не в первой тысяче примеров. Однако вернёмся же к, собственно, их силам.

Разновидностей у них довольно много. На первый взгляд они до неразличимости похожи, но здесь вообще такая сфера, где определяющим запросто может оказаться даже мельчайший нюанс. Впрочем, пытаясь получше классифицировать инцидеев, мы в один прекрасный момент вдруг резко перескочим от нескольких самых общих групп, учитывать которые совершенно бесполезно, до миллиардов слишком конкретных случаев, опять же ничего не дающих, кроме удовлетворения проделанной работой. Стало быть, надо найти золотую середину, и таковой, или хотя бы её самым близким подобием на данный момент, является система Кингсхольм, да, от авторши карты рангов сверхсуществ. Мареска вообще лихо справляется с такими вещами, хотя мне больше нравится, когда она использует пафосные кодовые слова, а не простые цифры.

Значится, инцидеев она классифицирует по трём главным чертам. Прежде всего, это частотность совпадений. Нулевой уровень означает, что вокруг такого человека они возникают нерегулярно и довольно редко, примерно как у обычного неаномального индивида. Первый уже может бросаться в глаза, но ему по-прежнему легко списать всё на случайность. Второй иногда сталкивается с целыми сериями таких событий, где на протяжении, к примеру, суток его может постоянно преследовать одна и та же тема, хотя остальная жизнь не выделяется ничем настолько странным. Третий уже постоянно живёт на волне дня и поэтому считается эталоном инцидейства. Весьма абстрактненько, знаю, но иначе тут просто не получилось. Конкретная сила таких совпадений роли не играет, даже в самых идеальных примерах здесь уже абсолютный рандом.

Другим ключевым параметром является их тематичность. Альфа сталкивается только с одним сквозным символом на протяжении всей своей жизни, как, допустим, небезызвестный американец, которого семь раз стукнула молния, плюс его жене однажды тоже прилетело - заметьте, к слову, он первоуровневый, если вообще был инцидеем, конечно же, что далеко не факт. Бета проходит через длинные, хотя рано или поздно сменяющиеся периоды, так называемые сезоны. Гамма живёт именно что на волне дня, каждый раз его преследует нечто новое - сегодня, к примеру, число пятнадцать, завтра полосатые коты, послезавтра одновременно фиолетовый шарик и смертельные несчастные случаи, такого плана, обычно в мирном направлении. Дельта же хаотичен, его тема сменяется чуть ли не каждый раз, причём, чаще всего, непредсказуемо.

Наконец, последнее слово относится к извлечению ценных знаний из всего этого, и их я перечислю в обратном порядке. Туман не проявляет ничего интересного. Крест умеет просчитывать закономерности таких вот сквозных символов благодаря развитой интуиции и весьма неплохо угадывать, что где произойдёт, с большей или меньшей точностью. Визор иногда, чаще всего нерегулярно и крайне редко, видит настоящие пророческие образы, но далеко не обязательно прям картинками, как в фильме «Пункт назначения» марта нынешнего двухтысячного года, у него может просто звучать предостерегающий внутренний голос, например, или возникать только общие мысли. Прайм же воспринимает все такие штучки напрямую, саму систему, грубо говоря, причин и следствий, поэтому его возможности ограничиваются только силой намерений.

Однако в целом выше категории 1-АК не поднимается практически никто, и вообще число крутых инцидеев уменьшается по довольно резкой экспоненте. Силы нулевого уровня встречаются часто, хотя там фиг поймёшь, кто источник, а где просто попавшие под его влияние. Но даже чуть более заметные проявления уже гораздо более редки. То есть в общей инцидейской массе и так гораздо меньше двоечек, например, да вдобавок только у одного такого инцидея из тысячи это вполне стабильно действующий дар, а не единичные вспышки. Что до максимальных параметров, то даже если прокачивать какой-то один, среди альянсовцев на данный момент таких мастеров всё равно считанные единицы, а обитатели других миров, за редчайшими исключениями, не смогут похвастаться и этим. Так что они обычно лишь изредка подмечают всякое.

Казалось бы, ничего особенного, практически бесполезная и совершенно неуправляемая сверхспособность. И таки да, на этом возможности инцидейства по сути всё. Строго говоря, оно даже не совсем ингенионика. Для его работы не нужны никакие настройки ауры, кауформенные ядра, хитрая аксиматика и тому подобные штучки. Это даже не управление вероятностями или мировым сюжетом, а просто такое особенное свойство, которое может быть хоть у абсолютно обычного по всем остальным параметрам человека. Окей, откуда же оно тогда берётся и как вообще работает? А чтобы ответить на этот вопрос, придётся чрезвычайно глубоко зарыться в философию, метаисторию, основополагающие механизмы синреальности и рассказать о принципиально новой для вас онтологической концепции, столь же многообразной, как сама жизнь.

Начнём с такой науки, как онтоистория. Ну, вообще, конечно же, лучше бы вам сходить на соответствующий семинар. В нашем филиале как раз недавно стал выступать довольно крутой специалист по таким вещам, Лантор тан Кригетт, и, вижу, многие из вас уже были на его первом занятии? Уж, надеюсь, он меня простит за спойлеры, потому что сам, насколько я знаю, впервые вообще упоминает о главной мякотке лишь на третьем или четвёртом уроке. Короче говоря, онтоисторики изучают главным образом то, как разные природные факторы, вроде географии и состава атмосферы, влияют на облик, скажем, экосистем, цивилизаций, или даже направляют отдельные исторические события. То есть по тому, как выглядит галактика и что её окружает, они могут очень точно рассчитать, например, что вот здесь через полмиллиарда лет появится планета, на которой напишут эпический роман о путешествии за рогами мифического медведепаука. Это осуществимо потому, что буквально всё на свете так или иначе связано между собой, и надо лишь достаточно тонко различать такие связи, чтобы делать далеко идущие выводы.

Разумеется, это ещё не самая мякотка, а только главные азы, однако без них невозможно понять всё остальное, поэтому терпите, ежели уже знакомы с матчастью. Итак, всё взаимосвязано, даже если очень косвенно и неочевидно для человечьего ума. И вместе эти связи образуют нечто вроде единого информационного поля вселенной. То есть теоретически вы можете получить всю информацию об окружающем мире из него же самого, даже безо всяких ноосфер, а просто напрямую. Нужна ли вам ноосфера, чтобы, видя стул с тремя целыми ножками и одной отломанной, догадаться, что она у него была, или даже предположить её возможную форму? А реакцию нервного товарища на неожиданное выпрыгивание из-за угла или нечто подобное? Вот, а для современного альянского онтоисторика моделирование, к примеру, первого контакта галактических империй, которые появятся лишь через сто веков, не особо отличается от таких предположений, разве только рассчёты длятся дольше и включают больше элементов, однако там по сути тот же принцип. Методы вычислений нам сейчас не важны, оставим их за кадром.

По сути, онтоистория изучает связи между объектами, как они выглядят и меняются по ходу событий. Причём под объектами тут понимаются не тупо лишь материальные тела и иже с ними, а, скорее, как в философии Грэма Хармана, самоличные сущности вообще. Допустим, я - это объект, и столик передо мною тоже. И взаимодействие между нами тоже само по себе является объектом, ибо не сводится только ко мне или столу. Вымышленный единорог также представляет собой объект, а его выдуманность является всего лишь вторичным свойством, наподобие массы, формы или типа того. Это очень важно, потому что, скажем, той же Снегурочке вовсе не требуется реально существовать, чтобы быть частью единой системы и оказывать ощутимое влияние на событийные процессы. Ну, как в топологии, где шар и конус буквально идентичны.

Все эти объекты можно представить как точки, разложить в некоем условном пространстве и связать линиями. Термоядерные реакции внутри солнца порождают фотоны, те уносятся к планете, согревают воздух, испаряют воду, поглощаются листьями, которые кушает коровка, а её, в свою очередь, ест волчок, о чём поэт напишет песню, и так далее. И ежели всё сделать по науке, получится метаэдр, фигура вроде графа на максималках. Его вершины можно как угодно перемещать, но главные свойства рёбер, по которым можно определить всё, что нам надо, при этом не переменятся. Кстати, ещё в этой связи, пардон за каламбур, необходимо упомянуть онтоматику, которая состоит как раз из подобных цепей, поэтому работает сразу на всех ярусах бытия. Хотя в физиционе она определяет только самые базовые взаимодействия и взаимосвязи между объектами, но вот ниже является уже их непосредственной частью. То есть, скажем, эйдолон не столько обладает некими признаками сам по себе, сколько получает их вместе с ролью в общем спектакле, типа частицы из квантового ансамбля, и даже ещё несамостоятельнее.

Давайте представим всю эту сеть взаимосвязей как некий однородный фон, допустим, синего цвета. Некоторые штуки зависят от других чуть сильнее или, наоборот, более независимы, но в целом это не сильно меняет картину. Кроме того, это именно причинно-следственные связи, а значит, они тянутся не только внутри нынешнего мгновения, но также охватывают время и вероятность, что очевидно следует из логики бытия.

И иногда в такой запутанной структуре неизбежно возникают, грубо говоря, короткие замыкания, отметим их красными огоньками. Некоторые связи между вещами оказываются как бы в фокусе ситуаций, усиливаются, и таким образом через определённое время возникает странное совпадение. Каждый совпадающий элемент реальности пришёл к такому состоянию своим ходом, но не совсем случайно, а потому, что его как на верёвочке тянула сама обстановка. Короче говоря, если бабочка взмахнула крылышком, то последствия могут вызвать одновременно два разных урагана. И даже не обязательно, чтобы существовала сама бабочка, оба урагана вполне могут взаимно сотвориться через некую глубинную петлю обратной связи. А чем таких петель в ситуации больше, тем интереснее и мощнее сможет получиться итоговое совпадение.

Именно такие искорки и возникают вокруг инцидея. Он не меняет реальность, даже на чисто физическом ярусе, а всего лишь подсознательно дёргает за ниточки причинно-следственных структур, и их вибрация в итоге образует мелодию занятных происшествий. А ещё можно чудесно ввернуть аналогию с синестезией, когда совершенно разные цепочки нейронов растут в голове очень близко друг к дружке и поэтому активно обмениваются сигналами, вызывая, скажем, ощущение цвета при распознавании определённой буквы. И тут практически то же самое, только на уровне вселенских или межмировых связей между объектами. Для таких искорок есть специальный термин - энталь, ну или эвенталь, хотя это прям очень просторечный вариант, но если вам так будет легче, то что ж, не стану мешать. Всякие творцы совпадений могут генерировать их самостоятельно, путём создания подходящих условий и выполнения определённых каталитических действий, в некоторых мирах это даже настоящая профессия, также не забываем про андивионные развлечения. Однако на большее там рассчитывать, как правило, не приходится.

Кроме, пожалуй, получения знаний, то есть третьего параметра инцидейской крутизны. Наблюдая мир и эти связи, мы выстраиваем в голове нечто вроде их карты. Она напоминает примитивные версии метаэдров, которыми пользуются онтоисторики, и да, это естественный процесс мышления. Правда, значительная часть подобных схем достраивается из прошлых шаблонов, потому что органы восприятия всё-таки очень ограничены и не могут дать полный набор фактов, а для вычисления всех недостающих деталей мало кому хватит мозговых ресурсов. Но и такая неполная схема в бытовой жизни достаточно удобна. На самом деле она гораздо детальнее и шире, чем кажется, просто до сознания доходят лишь некоторые готовые ответы. Как раз оттуда происходят всяческие инсайты, интуиция, дежавю, некоторые суеверия и так далее.

Кстати, не разумом одним, энтали точно так же могут возникать и в обычном неодушевлённом мире. Формула пределов развития и прочие эргосы, например, влияют на реальность именно через подобные вещи, ибо у них очень абстрактная, но вместе с тем достаточно прочная привязка к объектному наполнению вселенной, в самом широком смысле. Поэтому, допустим, кабы Эйнштейн не создал свою теорию, её преспокойнейше вывел бы Макс Планк, который в то же самое время разрабатывал аналогичные концепции. Историческая сила тянула за ниточки их обоих, обладающих вполне свободной волей, но даже так неспособных пойти против, ну, глобального плана. И у неё настолько крутая система самокалибровки, что невозможно не восхититься! Даже отдельные, так сказать, дикие энтали вписываются в общую схему.

Как видите, это всё не некие сверхъестественные штучки типа алфизики, а совершенно логичные следствия самой сущности мира. Более того, они одинаково неизбежны для всех реальностей с достаточно предсказуемыми причинно-следственными связями, и их вполне легко обнаружить даже без хитроумных экспериментов, при помощи одной лишь философии. Поэтому и инцидейство тоже выходит неизбежным.

Но внимательные зрители уже заметили, что набора феноменов, показанного на этой синей с искорками схеме, очевидно не хватило бы для организации действительно длинных и сложных цепочек совпадений, особенно связанных единой темой. На это я отвечу, что энтали вполне способны вступать в своего рода резонанс, образуя самоподдерживающиеся циклы, а эхо мощного импульса может звучать едва ли не по всей мультивселенной ещё очень долго. Правда, оно будет постепенно затухать, и вряд ли ограничится небольшим кусочком мира, а циклы рвутся малейшим вмешательством в ключевые дела… Что ж, друзья мои, вот мы наконец и переходим к главной части! Разгадка в том, что на свете есть такая штука, энция. Возможно, некоторые из вас о ней уже слышали, но без подробностей, поэтому я объясню её общую суть.

Так вот, если энталь можно уподобить искорке, ну максимум тусклому алому свечению, то энция будет выглядеть на нашей схеме могучим золотым огнём, ярким сиянием из множества настолько упорядоченных и сбалансированных связей между вещами, что они поддерживают сами себя уже вообще без помощи внешних стимулов, как полностью самодостаточная, активно самоструктурирующаяся сила совпадений.

Чтобы её понять, легче всего провести параллели с, собственно, жизнью. Даже основная терминология у них довольно симметрична. Итак, в общих чертах, жизнь - это активная форма организации структурных элементов некоей системы, к примеру, кучи молекул, которая стремится так или иначе поддерживать себя и менять окружающую среду. Конкретные варианты могут сильно различаться - бывают, скажем, очевидно живые существа, которые принципиально не умеют в размножение, даже косвенно, как вирусы, или сразу закукливаются внутри карманных вселенных, заполняют их целиком, и больше для них ничего внешнего фактически нету. Однако даже этим последним вначале надо сплести себе такие домики, то есть провзаимодействовать с наружным миром, именно в рамках поддерживания своей живой структуры. И у каждой формы жизни, даже пресловутого вируса, всенепременнейше есть метаболизм или его аналог. Собственно говоря, то, что вы привыкли звать вирусом, на самом деле просто семечко, которое и не должно ничего уметь, кроме как прорастать, собирать тело уже настоящего активного организма из неких ресурсов наружной среды. Просто дуб в качестве таких ресурсов использует частицы почвы и становится материальной штуковиной, а вирус - чужую клетку, оставаясь внутри неё чисто программной сущностью с, так сказать, внешним обменом веществ, но это мелочи. Сама центральная идея во всех этих случаях остаётся неизменной, хотя, конечно, граница между живым и неживым очень условна.

Даже мышление по сути своей берётся именно оттуда. Вначале, например, органические молекулы учатся управлять разными химическими процессами снаружи себя, дабы создавать новые компоненты, важные для поддерживания работы всей такой системы. Дальше начинаются неизбежные следствия законов математики, такие как конкуренция, естественный отбор, гонка вооружений, и существам приходится растить себе всё более хитроумные тела, а также программировать им поведение, которое изначально есть лишь система реакций одних молекул на сигналы, посылаемые другими. И вот, наконец, эти самые реакции становятся рекурсивными, то есть начинают управлять не только другими элементами организма, но также самими собой, самопрограммироваться, самоизменяться, самоосмысляться, если можно так о них сказать.

Такими же свойствами обладает и энция. Разница меж ними главным образом в том, что живой организм представляет собой локализованный объект с довольно чётким делением на внутренние процессы и внешнюю реальность, тогда как энценизм - это распределённая система, для которой совершенно несущественно, из чего конкретно состоять. Потому что её деталями являются не сами объекты, а их событийные связи.

Поведение энценизма может выглядеть даже разумным, хотя по факту неотличимо от подобия клеточных процессов. Он просто существует и самоструктурируется, порождая энтали, что для нас выглядит как, например, сила судьбы. Да, это именно что целенаправленная сила, и там неизбежно будут появляться определённые темы, однако считать их мышлением всё-таки неверно. Впрочем, энция и жизнь работают в очень разных плоскостях, поэтому не зависят друг от дружки. Обычный человек чаще всего является деталью синего фона, нееничной природы, то есть аналога неживого мира. И среднестатистический энценизм тоже абсолютно никак не привязан к именно жизненным процессам, работает сам по себе. Вот этот столик так вообще одновременно нееничный и неживой. Но иногда бывает и так, что оба данных свойства сочетаются в одном объекте, к примеру, собственно, инцидее. Он уже не просто организм из множества взаимодействующих объектов, вроде молекул, но также ядерная структура энценизма, то есть его центральный движитель и аналог генетического кода, без которого всё остальное распадётся.

Только лишь его телом, конечно же, такая система не ограничивается. Каждый энценизм по определению затрагивает множество событий из остального мира, причём нередко функционирует далеко за рамками нынешнего момента истории, как межвременная или даже межмировая сеть, поэтому стать инцидеем возможно, лишь впутавшись в очень сложную систему данных взаимосвязей. Иными словами, инцидейство в принципе никогда не является свойством одного лишь обладателя такой абилки, оно изначально сцеплено с окружающим миром. И укротить его никак не выйдет. Совпадения вокруг инцидея являются чем-то вроде работы митохондрий, выдыхаемого воздуха, излучаемого тепла, так что придётся изничтожить энценизм вообще, ну или смириться, благо свойство это далеко не самое проблемное для носителя и его соседей.

Наверное, сейчас вас незачем грузить, так сказать, анатомией энценизмов, даже в общих чертах. Это всё равно, что пытаться описать, как устроен среднестатистический организм или механизм, ну, вы понимаете, тут настолько же обширная категория вещей. Да и объяснить, что такое, например, каузальный процессор или корреляционный веер, я навряд ли смогу. То есть могу, вестимо, только вы наверняка поймёте подобную матчасть обрывочно и ошибочно - а это хуже, чем не знать её вообще, ибо потом придётся переучиваться, так что я оставлю сей момент более сведущим коллегам. Отмечу лишь, что здесь такое математическое понятие, как матрица инцидентности, интерпретируется в самом что ни на есть буквальном, до каламбурности, ключе и является одним из, можно сказать китов, на которых держится энцинженерия.

Ради лучшего представления ещё пары важных моментов, пожалуй, стоит обрисовать природу энции ещё раз. Во взаимном вращении, так сказать, исторических сфер неизбежно возникают сизигии и, пользуясь терминологией Секацкого, совпадения эвентограмм, которые иногда образуют более широкие самостабилизирующиеся паттерны. Проще говоря, случайные события на самом деле неслучайны, и это свойство может самопроизвольно усиливаться до очень чётких закономерностей. Среди хаоса ситуаций, если не поддерживать его нарочно, сама по себе неизбежно возникает архитектура времени, вроде совпадений в убийствах Джека Потрошителя и иных серийников, например. Цимес в том, что это не каузальность, а совершенно отличное от неё нечто, отдельная стихия, которая направляет вовлечённые события вдоль своих структур и процессов их изменения, вопреки ожидаемым причинно-следственным цепочкам, однако по столь же точной логике, как обычное развитие истории. Масштабы этих эмерджентных онтографических систем могут быть не только астрономическими, но также ограниченными одним объектом и его контекстом, что, собственно, порой рождает инцидейство. Кроме того, они сами могут проявлять свойства живого, хотя абсолютно не обязаны, являясь в целом параллельной и лишь отчасти конвергентной категорией системного существования. Такие сложные онтографические явления во многом непонятны даже для современного Альянса, но мы уже сравнительно неплохо улавливаем общие идеи.

Первое, что из всего этого следует и ещё не упоминалось, можно сформулировать примерно так. Мирозданию одинаково чужды концепции как детерминизма, так и свободной воли - они суть лишь наши жалкие попытки воспринять некоторые отдельные грани истинного механизма событий. С одной стороны, даже инцидейское пламя подчинено неким более общим правилам, поэтому онтоисторики могут предсказать, как оно будет себя вести хоть через миллиарды лет. Однако законы, по которым действует энция, качественно отличаются от инертных реакций в нееничном мире, она обладает многократно большей гибкостью и стремится менять обычный ход вещей ради сохранения или даже развития своей активной структуры. У неё нет заранее прописанного плана, во многом потому, что метаэдры, на которых она основана, нередко имеют более одного варианта ответа даже при совершенно одинаковых начальных условиях. И если сравнивать эту систему с машиной, она будет не осями с колёсиками, даже взаимно подвижными, а, скорее, жонглированием шестерёнками, которые иногда сцепляются прямо в полёте.

Второе, по сути, проистекает в том числе из данного момента. Коль скоро структура энценизма не привязана к неким конкретным сочетаниям объектов и моментам времени, он, среди прочего, способен устраивать всякие разные игрища с переписыванием истории. Скажем, когда вы видите пророчество, то можете поступить иначе, и тогда через систему связей, тянущихся сквозь вообще весь диадром, предсказание также может ретроактивно измениться, ловко подстроившись под новые реалии. Эффект квантового ластика с отложенным выбором, видимо, имеет аналогичную природу, ну или, как минимум, может служить одним из множества путей, через которые реализуются подобные вещи. То бишь у инцидея есть неиллюзорная власть над не просто текущими событиями, как у тех же инициаторов и даже Архитекторов судеб, а буквально самой тканью исторической цепи. Хотя, разумеется, это работает лишь в тех случаях, когда ко вселенной привинчен соответствующий кусок прошлого, или будущего, если мы говорим о всяких планфактах, иначе, очевидно, энценизму будет тупо некуда прорасти и не на что влиять.

Третье, не буду лукавить, пока что остаётся лишь гипотезой, пусть даже подкреплённой парой весьма многообещающих теорий и некоторым числом экспериментальных наблюдений. Как жизнь рекурсивным воздействием на саму себя порождает сознание, так и энция вполне может создать некий дополнительный уровень организации деятельности, который даже не с чем толком сравнить. Возможно, мы лучше поймём его суть, когда наконец познаем природу мирового сюжета? Впрочем, последний всё-таки явно доминирует над энцией, вынуждает её принимать именно те формы, которые требует сам, но до конкретных выводов из такого факта наша наука пока ещё не дошла. На самом деле мы только недавно научились более-менее надёжно отличать конкретно энцию от внешне похожих явлений. К примеру, принципы езмянского мышления и многие квантовые фокусы отчасти явно связаны с сабжем, но это всё же не совсем он. Примерно как считать живым мотор автомобиля, раз он тёплый и вращается с нарушением энтропии. Такими путями энция может лишь косвенно проявиться, но по сути своей представляет иное.

Возвращаясь к инцидеям, помните, я говорил, что у них могут происходить очень длинные периоды тематических совпадений? Ну так вот, в обычной природе это тоже вполне себе имеет место, как своего рода аналог времени суток или годовых сезонов, которые масштабно влияют на жизнь биологических существ. В глобальном масштабе энценизмы, связанные с теми или иными, так сказать, сферами бытия, временами тоже массово снижают активность, а, условно говоря, летом или днём резко расцветают множеством совсем уж странных корреляций. А для некоторых, наоборот, характерным поведением является ночная охота. Альянские специалисты, особенно из вольной разведки, отслеживают эти периоды, чтобы объяснить, откуда именно они берутся, не связаны ли с эдакими метаэнценизмами, но о выводах пока что рано говорить.

К слову, это всё было про отдельных инцидеев, но что, ежели они встретятся? На самом деле это чрезвычайно сложная тема, поэтому я пока просто обрисую возможные расклады таких ситуаций. Для начала, несколько таких ребят могут быть частями одного энценизма, но как тогда изменятся их совпаденческие особенности, и будет ли разница вообще, зависит от конкретного примера. То есть, допустим, происходящее с рукой может никоим образом не проявляться на жизни глаза или зуба, однако движение мышцы непосредственно затронет сустав, и дальше уже всё определяется тем, какие из подобных органов соотносятся с инцидеями, а где просто неодушевлённые объекты. Короче, нет смысла перечислять, там бесконечно много вариантов, вплоть до титанических ветвящихся и переплетающихся сетей, оставлю их на вашу фантазию.

Иначе дело обстоит, когда у одного инцидея возникает привязка сразу к нескольким энценизмам. Может показаться, что тогда его чудесатые судьбы развернутся во всю мощь? Но нет, в действительности всё будет с точностью до наоборот, и его жизнь даже станет менее богатой на такие вещи. Просто потому, что иначе эничные сущности в этой точке будут мешать друг дружке нормально развиваться, а значит, придётся оставить её эдакой костной тканью, одинаково проявляющейся во всех системах вне зависимости от характера их, ну, метаболизма. И если все эти энценизмы по-прежнему крепко охватывают своими, на минуточку, ядерными структурами такого человека, то, значит, он достаточно сильно им нужен, является важной опорной точкой для других, более активных систем. Это даже не око урагана, а, скорее, коралловый риф.

Впрочем, при желании несколько инцидеев обычно могут без проблем создать, к примеру, своё тайное общество, или даже корреляции сами сведут их хитрыми путями, как агрегаторов из утренней лекции, но попроще. Однако взаимодействие разных энценизмов, очевидно, вообще не мой конёк, я по ингенионике и человекам, а здесь уже совсем жуткая наука, которую вам куда лучше объяснят профильные специалисты.

Основной костяк энциологии нам достался, можно сказать, в уже вполне готовом виде. Вы наверняка уже встречались с Шерин Янд, я о ней не раз упоминал - так вот, она как раз из мира, где такие вещи изучались реально тысячелетиями. Собственно, её статус, Форма Природы, в значительной степени основан именно на эничных системах. Она не то, чтобы превращена в энценизм, но всё же непосредственно срощена с такой системой связей. Конечно, в том мире много разных стран, и далеко не все практикуют такие операции. Строго говоря, даже в самых радикально настроенных местах идею энции рассматривают скорее философски, нежели научно, однако сделать из их наработок настоящую точную науку оказалось не так уж тяжело. И даже специальную терминологию выдумывать не пришлось, она полностью взята как раз оттуда.

Вот разве только для самих инцидеев у них отдельного слова не нашлось, и его пришлось позаимствовать в других вселенных. Но, конечно же, оно там не одно такое красивое! В разных культурах эти ребята известны как тематекторы, тематтракторы, оказианты и так далее, имя им легион. Иногда даже вообще энцидеи, так и по смыслу прикольнее выходит, но всё равно лингвистическая ошибка, вроде нажатия на курок.

Пожалуй, на этом всё. Да, лекция вышла главным образом про эничные феномены, их происхождение и свойства, а инцидейство послужило скорее предлогом, чтобы о них обстоятельно поговорить. Но иначе никак! Ведь инцидей - это по определению не сферический парачеловек в вакууме, он является буквально частью окружающей вселенной, поэтому без понимания того, откуда берётся энция, каковы её возможности и способы манифестации, невозможно получить достаточно ясное представление о такой абилке. Кроме того, с этой матчастью связаны ещё две суперспособности, а мне неохота пересказывать всё заново. Так что не расходимся, друзья, урок ещё продолжается! Пятнадцати минут на отдых вам более чем хватит, развлекаться можете прямо тут, в нашем зале, а кто решит уйти, не дослушав, тому фу и пряники без сахара.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License